страховые агенты могилев погода

Судами рассматривались иски страховщиков к страхователям (как правило, предъявлявшиеся в целях защиты против иска о взыскании страховой выплаты) о признании договоров страхования недействительными по мотивам, связанным с введением страховщика в заблуждение относительно свойств застрахованного имущества при заключении договора, с отсутствием у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении этого имущества, а также с ничтожностью договора в силу отсутствия застрахованного имущества (в частности, в ситуациях, когда после заключения договора страхования выявлялось, что объектом страхования стал автомобиль, у которого подверглись изменениям идентификационные номера).
В ряде случаев страховщиками приводятся доводы о недействительности (ничтожности) договоров страхования или их отдельных условий в рамках возражений против иска о взыскании страхового возмещения (без предъявления встречного иска).
Со стороны страхователей и выгодоприобретателей в рамках требований о взыскании страховых выплат также имеют место доводы о недействительности (ничтожности) отдельных условий договоров страхования в силу их противоречия закону.
----------------------------------------------
Примеры.
1. Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 05.07.2011 г. №33-10131/11.
А.Н. обратилась в Приморский районный суд Санкт-Петербурга с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указывая, что заключила договор добровольного страхования автомобиля, принадлежащего Г.О., по риску Каско (ущерб + хищение). В период действия договора страхования наступил страховой случай, застрахованному автомобилю были причинены механические повреждения в результате ДТП. Истец обратилась к ответчику с заявлением о факте наступления страхового случая, представив все необходимые документы для выплаты суммы страхового возмещения. Однако ответчик отказал ей в выплате суммы страхового возмещения со ссылкой на непредоставление ею нотариально удостоверенной доверенности на право владения, пользования и распоряжения автомобилем и отсутствие у нее интереса в сохранении застрахованного имущества.
По мнению страховщика, заключенный с нею договор страхования является недействительным, поскольку ее доверенность на право управления автомобилем не подтверждает наличие у нее имущественного интереса в сохранении автомобиля и она неправомерно указана в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя.

Ответчик с иском не согласился и обратился в суд со встречным иском о признании недействительным заключенного с нею договора страхования и о применении последствий недействительности сделки, ссылаясь на то, что согласно доверенности, выданной собственником автомобиля Г.О. на имя А.Н., последняя имеет лишь право управления транспортным средством, документов, подтверждающих наличие имущественного интереса истицы в сохранении автомобиля, А.Н. не представлено. Таким образом, А.Н. застраховала автомобиль, не обладая вещными правами на него.
Исходя из положений ст. 930 ГК РФ и пп. 6 п. 2 Правил страхования ответчик считает, что А.Н. не имела законных оснований для страхования автомобиля в свою пользу.
Определением судебной коллегии оставлено без изменения решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 24.02.2011 г., которым иск А.Н. удовлетворен: со страховой компании в пользу истца взыскано страховое возмещение, проценты за пользование чужими денежными средствами, расходы по оплате госпошлины; в удовлетворении встречного иска отказано.
Отказывая в удовлетворении заявленных встречных исковых требований, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст.167, 168, 689, 930 ГК РФ и исходил как из того, что ответчик не является лицом, заинтересованным в оспаривании сделки по основаниям, предусмотренным ст.930 ГК РФ, так и из того, что на момент заключения договора страхования А.Н. имела интерес в сохранении застрахованного имущества, правомерно владея им на основании договора безвозмездного пользования.
При этом суд учел, что собственник застрахованного имущества требований о признании договора страхования недействительным по основаниям ст. 930 ГК РФ не предъявляет, наличие у А.Н. страхового интереса не оспаривает.
Судебная коллегия находит вывод суда об отсутствии правовых оснований к удовлетворению встречного иска по существу правильным. Как правильно указал суд первой инстанции, истица, получив в безвозмездное пользование автомобиль, в силу положений ст. 689 ГК РФ по истечении срока, на который ей был передан в пользование автомобиль, обязана была возвратить его собственнику в том состоянии, в каком она его получила, с учетом нормального износа, что свидетельствует о наличии у нее интереса в сохранении застрахованного имущества и исключает признание договора недействительным по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 930 ГК РФ.
Удовлетворяя требования А.Н. о взыскании суммы страхового возмещения, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 929, 961, 963, 964 ГК РФ, исходил из того, что страхователем были представлены все необходимые документы для выплаты страхового возмещения, основания для признания договора страхования недействительным и применения последствий его недействительности отсутствуют, те основания к отказу в выплате страхового возмещения, на которые ссылается страховщик, законом не предусмотрены, и пришел к правильному выводу о возложении обязанности по выплате суммы страхового возмещения на ответчика.

2. Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 23.05.2011 г. №33-7557.
П. обратился в суд, ссылаясь на то, что 21 апреля 2008 года между ним и ответчиком был заключен договор страхования транспортного средства - автомобиля марки БМВ со сроком действия с 21 апреля 2008 года по 20 апреля 2009 года. 25 июня 2008 года были внесены изменения в договор страхования и к управлению ТС был допущен К.М.А. Согласно условиям договора страхования ответчиком на страхование были приняты риски по программам "ущерб" и ".хищение" с одинаковой страховой суммой по каждому риску, 21 апреля 2008 года между сторонами было заключено дополнительное соглашение о составе противоугонных и поисковых систем.
В период с 02 августа 2008 года по 03 августа 2008 года автомобиль был похищен, по указанному факту было возбуждено уголовное дело на основании заявления К.М.А. от 03 августа 2008 года.
При разрешении спора судом установлено, что на момент спорного страхового случая собственником автомобиля являлся истец.
Истцом на имя К.М.А. была выдана доверенность на автомобиль, которой К.М.А. уполномочен производить от имени собственника автомобиля П. необходимые для эксплуатации автомобиля действия, в том числе управлять, а также распоряжаться автомобилем. Автомобиль был зарегистрирован в ОГИБДД на имя истца, в качестве собственника автомобиля в свидетельстве о регистрации ТС и паспорте ТС указан истец. К ответчику К.М.А. обращался на основании доверенности истца. Потерпевшим по уголовному делу признан истец.
При этом судом обоснованно отклонены доводы ответчика о том, что истец не является надлежащим выгодоприобретателем, со ссылкой на продажу истцом автомобиля К.М.А.
Правоотношения между истцом и К.М.А. правильно квалифицированы судом как правоотношения, основанные на доверенности, и для их оценки в качестве правоотношений по договору купли-продажи не имеется.
В кассационной жалобе ответчик ссылается на то, что автомобиль был продан истцом К.М.А. путем выдачи генеральной доверенности, истцу были уплачена сумма, соответствующая действительной стоимости автомобиля, в связи с чем у истца ущерба в связи с хищением не возникло. Ответчик полагает, что выдача доверенности является ничтожной сделкой в силу ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.к. прикрывает куплю-продажу, и суду надлежало применить указанную норму права. При этом ответчик ссылается на объяснения истца и К.М.А. в рамках уголовного дела, на заявление истца ответчику от 05.08.2008 г., в которых указано о продаже.
Указанные доводы ответчика были исследованы и получили надлежащую оценку в суде первой инстанции при распределении бремени доказывания и оценке доказательств в соответствии с требованиями ст.56, 67 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.
Сложившиеся правоотношения между К.М.А. и истцом не имеют значения для правоотношений по договору страхования. Истец не признает К.М.А. собственником автомобиля и не передал ему право собственности на автомобиль. То обстоятельство, что при этом истец ссылается на возникшие разногласия по вопросу оплаты К.М.А. цены автомобиля, не имеет значения.
3. Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 20.09.2011 г. №33-14258/2011.
Между Б. и страховой компанией был заключен договор комплексного ипотечного страхования, предметом которого является страхование жизни и трудоспособности страхователя, страхование недвижимого имущества, находящегося в собственности у страхователя и переданного в залог (ипотеку) выгодоприобретателю в обеспечение исполнения кредитного договора, а именно квартиры, страхование права собственности страхователя на застрахованное недвижимое имущество.
Б. 17.02.2009 г. обратился к страховщику с заявлением о возмещении ущерба, в котором указал, что 26.01.2009 г. по результатам медикосоциальной экспертизы ему была установлена инвалидность второй группы третьей степени, то есть в период действия договора страхования наступил страховой случай.
Страховая компания обратилась в Приморский районный суд Санкт- Петербурга с иском к Б., просила признать договор страхования недействительным, применив последствия недействительности сделки.
В обоснование своих требований истец указывал на то, что в соответствии со ст. 944 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь обязан был сообщить известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возмож

страховые агенты могилевский

Работа в городе Могилёве, новые вакансии Агент в городе Могилев.  Фасовщица-упаковщица г. Могилев. Оператор в ТЦ АТЛАС г. Могилев.